Пароплан



В те далекие времена, когда термические полеты были редки и вожделенны, а коварный ветер дул на склоны то слабо, то сильно, то косо, очень редкому парапланеристу не являлась в сладких летных снах идея моторчика.

Прицепить на плечи нечто с винтом и летать в слабый ветер, было очевидно и относительно реально. Мотор от бензопилы «Дружба» я купил в Харькове. Винт посчитал сам и сделал из березового переклея за зимние каникулы в родной моделке Вильнюса. Защитным обручем стал дюралевый гимнастический круг. Оставалось немного. Бак, рама, ручка газа.

К счастью, меня опередили. Ребята из КБ ХАИ соорудили нечто на базе цилиндра от мотоцикла восход и запустили меня на холмах. Была зима. Мотор выл и вибрировал так, что вместо холмов и деревьев я видел нечто мутно серое. Но я летел!!!! Поднялся выше склонов в ветер, когда парить невозможно. Летел и мечтал о новых горизонтах…

У меня был очень легкий параплан А4 производства нашей Харьковской и вскоре легендарной фирмы SC , существенно упрощающий старт. А упрощать было чего, так как вторая модификация мотора с редуктором и большим винтом весила 35 килограмм. С этой хренью мне удалось разбежаться по льду салтовского водохранилища и чудом взлететь. Что это был за полет… Мотор давал уверенный горизонт но не более. Какими то ухищрениями параплан набрал 3 метра высоты и несся над головами рыбаков. Страшно было даже чихнуть, а впереди уже маячил семиметровый обрыв берега. Я погладил клеванту и заложил плавнейший разворот. Однако, даже этого нежного маневра было достаточно чтобы потерять всю высоту и триумфально приземлиться к рыбакам.

Восторгу поклонников мотыля и мормышки не было предела. Перво наперво мне налили. Беспрекословно и безоговорочно. И дали вкуснейший огромный бутерброд с копченым салом и сладким луком. С очередного первого маршрута я возвращался вполне традиционно. В этот раз на саночках…

Ребята из КБ били копытом. Очередная модификация весила вполне подъемные 30 кг и, о чудо, способна была набирать высоту. Единственной проблемой оказалась конструкция цилиндра. Изменение характера обдува и частичное затенение цилиндра, приводило к перекосу. На 175 градусах мотор вставал. Не клинил а просто РРРРРррррршшшш - и тишина…

Мне довелось испытывать аппарат на полях где когда то был аэродром института. Частично поля застроили, а частично пасли коров. Вы когда нибудь видели коров переходящих в галоп? Это незабываемое зрелище и вселенский восторг. Я гонял стадо с упоением тореадора, пока очередной взгляд на указатель температуры не охладил мой пыл. К сожалению мотору этого холодка не хватило. Под веселую тишину, Одуванчик второй раз за свою карьеру приземлился в стадо.

Однако теперь, вместо гостеприимного литовского пастуха, на меня набросилась категорически злая местная бабка. С палкой из крепкого орешника. Из спасительного в мозг не лезло ничегошеньки. Но я собрался, подобрался, выдохнул и зычно спросил: «Почему на территории запасного аэродрома ХАИ стадо? Кто разрешил? Фамилия, должность, цель диверсии? Бабка пробормотала : «Я чо, а не чо, это они все, чо!» и благополучно ретировалась.

Веселее было через несколько лет в Петрозаводске. Там я летал показуху над городом и у импортного СОЛО 210 отвалился глушитель, полностью повредив винт. Как подбитый мессер, я задымил вниз выбирая между стадионом с матчем и футболистами, или озером с бабками и колясками.

Зайдя от воды, я умудрился приземлиться на 5 метровый пятачок суши. Не успел я сложить крыло, как доблестная милиция приветствовала меня. Бабушки были бдительны и оперативны как никогда. Видимо они сдали шпиона еще до приземления. Хорошо, друзья спасли. На следующий день коварный литовский шпиен снова летал.

Апогеем моей карьеры показательных полетов стал МАКС 1999. Какими то правдами и неправдами мы смогли застраховать воздушное судно «мотопараплан» и его допустили к полетам, включив в программу. Я , не смотря на литовский паспорт, гордо сидел на предполетном брифинге с настоящими пилотами в коричневых кожаных куртках. И летал. Летал между прикованных к земле воздушных шаров, над экспозицией техники, над веселыми зрителями. Все это вдохновляло, в том числе и на глупости.

Увидев движущуюся по полосе пожарную машину, я подлетел поближе. Водитель был в восторге и показал на крышу - приземляйся мол. Я жестом объяснил, что скорость нужна чуть больше. Пожарная машинка добавила скорости, и я красиво приземлился на месиво из труб и шлангов. Это было более чем эффектно. Однако, когда я решил расстыковаться с машиной, моя правая нога намертво застряла, провалившись между двух труб. Представить дальнейшее было легко. Крыло уходит в сторону и как гигантский парус тянет машину через мою ногу, пока нога выдержит. Поэтому каким то неимоверным усилием я извернулся и выдернул ногу. Это длилось всего три секунды, за которые удалось ровно держать крыло и газ. Паника стоила бы дорого. Я выбрался, но еще долго вздрагивал по ночам в страшном сне…

Парамоторы совершенствовались и оказались замечательным средством для спортивных рекламных и показательных полетов. Я зарабатывал деньги побеждая на соревнованиях от нефтяных олигархов, летал на аэрофотосъемку, возил рекламу, бросал листовки на митингах.

Но об этом в отдельных и очень веселых историях.

Продолжение следует.

Автор: Игорь Волков
Канал: Мечта Летать